eng
competition

Text Practice Mode

Волчица и пряности 18 том 2 глава 7 часть

created Jun 18th 2023, 11:13 by OpurpleO


4


Rating

1596 words
5 completed
00:00
Всем известно, что у аристократов часто не знают лиц тех, с кем решают вступить в политический брак. Легко было представить себе, что "то знакомое лицо" из Ньоххиры и встретило принцессу на чужбине. Хотя это был брак по расчету, они оба уже знали, что их тянет друг к другу, хотя они тогда и не знали своих личностей. Это частая мечта деревенских девушек. И, конечно же, уж Церес-то хорошо это знал. Хотя он не совсем понял слова Хоро, но медленно покачал головой. Она вздрогнула. Лоуренс обнял ее маленькую спину.
"Король был замечательным человеком, на двенадцать лет старше ее. Он заботился о ней. Они были благословлены детьми, и я никогда раньше не видел такого счастливого двора".
Церес посмотрел на Хоро и слегка улыбнулся. Хоро, обманутая в своих ожиданиях, стукнула почему-то именно Лоуренса по руке. Он, однако, мог сказать, что она по-настоящему, искренне рада. Церес превосходно рассказывал истории. Вероятно, он рассказывал об этом и своим внукам.
Есть разница между историями и реальностью - реальность не останавливалась.
"Принцесса ни разу не попросила этот эль. Не было необходимости. Но однажды король заболел, долго лежал в постели, и она вдруг позвала меня. Она сказала, чтобы я сделал этот напиток".
Скорее всего, не для нее, а для короля, страдающего от болезни, и у него не было много времени. Короли украшают свои жизни битвами и политикой. Он вспомнил мрачное выражение лица Цереса. Работа главного повара имела единственной целью - сделать людей счастливыми. В профессиональной жизни Цереса это была, вероятно, его последняя и самая важная работа.
"Но ты не можешь воссоздать вкус?" - вывел на бумаге Лоуренс. Плечи Цереса поникли, и он кивнул.
уже пробовал несколько разных способов с местной пшеницей. Я помню вкус, состав, все. Но не могу его воссоздать. Эль, который я делал, был таким чистым. Я могу предсказать результат, если узнаю вкус воды. В другой раз, думал я, когда шел из дома в дом..."
другой раз?" - появился вопрос на лице Лоуренса, и Церес почему-то взглянул на него, прежде чем взглянуть на Хоро. Его глаза медленно прищурились, словно он спокойно улыбался.
"Говорят, аромат земли просачивается в напиток во время пивоварения. Унылый воздух производит скучное варево. Веселый воздух производит жизнерадостное пиво. Вот почему я думал, что результат может зависеть от места", - и он уже явно улыбнулся. Хоро взволнованно вскинула голову, но Лоуренс смущенно кашлянул. Ранее старик увидел их, спящих у очага, и сейчас Хоро, как маленькая девочка, встала на его сторону.
Лоуренс не осмелился бы сказать, что его купальня была лучшей в Ньоххире, но он был уверен, что она была какой-то особенной. Кир тоже говорил об этом. Лоуренс и Хоро, как муж и жена, явно ладили лучше всех в деревне.
Когда-то давно, Лоуренс слышал об этом предрассудке пивоваров, но не верил в него. Церес, вероятно, тоже. Он просто отчаянно искал хоть какую-то подсказку.
"Вода здесь хорошая. Это верно для каждого дома. Раз они пьют ту же самую хорошую воду, напиток также хорош. Но не более. А вкус, что я пробовал тридцать лет назад, не появлялся".
Церес закончил писать и достал из сумки несколько конопляных мешочков. Внутри их лежали всевозможные травы, которые можно было собрать в округе. Хоро со своим чувствительным носом слегка похлопала себя от внезапного взрыва запахов.
Аромат...
Или, возможно, воздух того времени сам растворился во вкусе.
Церес с неподвижным лицом молча смотрел на металлический котелок.
  
***
  
У Хоро был отличный нос, поэтому она отличалась придирчивым вкусом, но сама не умела варить эль. Ханна тоже мало знала об его приготовлении, и Лоуренс снова отправился к Киру.
- Вкус эля тридцать лет тому назад? - Кир явно разволновался, услышав историю. - Тогда я впервые пришел сюда... - сказал он и, замолчав, посмотрел на человека, стоявшего рядом с Лоуренсом и пришедшего раньше.
- Тогда я был твоего возраста, молодым, - сказал тот. Сейчас у него была лысая, совершенно круглая голова и длинная белая борода, похожая на пар, поднимающийся из ванн. Он не был высок, впрочем, похоже, в молодые годы он был довольно толст. Его звали Джек, теперь он ушел на покой, бывший хозяин купальни с самой лучшей едой в Ньоххире.
- Но эль, да? Это сложно. Если пшеница местная, если солод примерно такой же, разницы не будет. Раз он сказал, что искусен в приготовлении, я не думаю, что он ошибся.
Не раскрывая истинных намерений Цереса, Лоуренс поведал о проблеме Киру и другим.
- Это зависит от года урожая пшеницы? - спросил Кир, и Джек покачал головой.
По возрасту они были почти как отец и сын, но разницу стерла их любовь к элю, казалось, они были близки подобно мастеру и ученику.
- Я не знаю, плох ли урожай, но если ты добавишь обмолоченную пшеницу в сусло, до того, как оно станет готово, что-то из этого выйдет. Это для человека с мастерством выше нашего.
Джек тоже помнил Цереса. Казалось, что гордости владельца старой купальни был нанесен некоторый урон, когда Церес оказался недовольным едой и напитками. Но когда Лоуренс сказал, что Церес был главным поваром, Джек был поражен по другой причине. Для всех из мира кулинарии этот человек располагался, как правило, за пределами досягаемости.
- Он сказал: "особый аромат".
- Хм... Это может быть вкус времени...
- Разве это не суеверие пивоваров? - спросил Кир.
- Хм-м? А, имеешь в виду, как меняется вкус в зависимости от воздуха в этом месте. Это правда, но...
-Да?! - воскликнули одновременно Лоуренс и Кир, и Джек фыркнул.
- Но дело не в настроении того места, о котором вы часто слышите. Просто когда погода меняется, земля тоже меняется, и вкус напитка действительно может измениться, даже если он сделан из одних и тех же ингредиентов. Я уверен, даже духи питья на небесах меняются, как мы, когда земля меняется. И вот почему наш гость сюда вернулся. Ты можешь получить ингредиенты, пока у тебя есть золото, и что-то из этого выйдет. Не так ли?
Он посмотрел на Лоуренса, известного всем на этой северной земле как бывший торговец. Джек улыбнулся, как озорной ребенок, и Лоуренс почувствовал себя должником.
- Это... да... хорошо. Это займет какое-то время, но я смогу их достать.
- У него есть мастерство, у него есть ингредиенты, и он уже здесь. Если он не получит вкус, сварив со всем этим, значит то, что дает нужный оттенок - это аромат времени... Одним словом, его воспоминания.
Разве повар, который накрывал столы королевской семье, забудет такой вкус, даже если это было тридцать лет назад? Ни Лоуренс, ни Кир этого не сказали, но разделили этот вопрос, переглянувшись между собой. Джек преувеличено вздохнул.
- Вы двое все еще дети, - откровенно сказал он. - Из-за этого еда, которую вы едите, будет лучше, когда вы веселитесь, и еще лучше - если с хорошими друзьями, но если вы сидите и едите с женой во время ссоры, она не будет похожа ни на что! Вот так вот.
Двое понурились, словно извиняясь, и Джек резко кивнул. Лоуренсу он понравился - чем-то напомнил ему Хоро.
- Тем не менее, позволить нашему гостю уехать домой хмурым, это не дело для Ньоххиры, - проворчал Джек, проведя рукой по голове. - Раньше, когда Кир рассказывал мне о нашем госте, он рассказывал, то же, что и ты сказал, Лоуренс. Я с тобой согласился. Я рассердился: "Какой упрямый клиент! Это его вина!" и тому подобное. Я не понимал, что пар портит мою душу. Как это прискорбно, - сказал Джек, взяв руку Лоуренса. - Ты напомнил мне, что важно в старости. Спасибо, Лоуренс.
Слова эти так взволновали того, к кому были обращены, что он растерялся. Но Джек не дразнил его и не шутил. Лоуренс посмотрел на пожилого человека с благоговением ребенка и пожал его руку.
- Хе-хе. Когда ты пришел и построил здесь свою купальню, я подумал, посмотрю-ка на этого робкого бесхребетного человека, - улыбнулся Джек, и Кир, который, не желая смеяться в глаза Лоуренсу, спрятал смех в кашле.
- Иногда, люди так никогда и не вписываются в то место, где они живут. Но ты должен был приехать сюда, господин Лоуренс, - Джек обнял его за плечо, и Лоуренсу показалось, что напряжение исчезает с его лица, обнажая улыбку чистого счастья.
- Но когда я вначале пил здешнюю воду, я все время болел.
- Ха-ха-ха. Это все сера в воде. Моя купальня была первой среди этих источников, поэтому для меня это уже не важно, - ответил Кир.
- Даже воду для хлеба я набирал из реки или чистого горного родника, - сказал Лоуренс и вспомнил прохладный вкус воды, что дала ему Хоро, когда он пришел домой пьяным. Вода, приготовленная из снега, растаявшая на пару ванн, имела этот вкус. Аромат Ньоххиры.
А Кир продолжил:
- Ты можешь попробовать все горячие источники.
Что-о? Они все говорили сразу. Сам Кир был удивлен своим словами. Владельцы купален, от старейшего до самого молодого, смотрели друг на друга. "Невозможно", - было написано на их лицах.
Лоуренс вернулся к своим воспоминаниям. Он сразу вспомнил свои разговоры с Киром и Цересом.
Хороший эль получался из хорошей воды. Но лучшая вода, которую Церес взял с горы, была "лишь хорошей". Тогда, учитывая сказанное Киром, ясно, почему Церес никак не мог достичь результата.
Это Ньоххира. Гостей обслуживали с особой тщательностью. Грубым, но щедрым гостям уделялось еще больше внимания. Лоуренс предлагал позвать музыкантов и танцовщиц для одного Цереса, платившего золотом. Даже хлеб для его обедов был лучшего качества. Он делал все, что мог. Вот почему он никогда не пробовал того, о чем сказал Кир. Самый простой эль варился на воде, которую давали пьяницам, неспособным отличить его вкус. Простой эль, сделанный из снега, растопленного на пару ванн.
- Говорят, что самое темное место - над свечой, - простонал Джек. Хотя не было уверенности, что ответ найден, они чувствовали, что разгадка близка.
- Я уверен, мы сможем поддержать репутацию Ньоххиры, - сказал Кир.
Потом они оба оглянулись на Лоуренса.
- Ну, чего же мы ждем?! У нас есть несчастный гость Лоуренса!

saving score / loading statistics ...